Члены братской ОПГ помогали Анатолию Голомолзину

 По сообщениям журналистов Руспрес , члены братской ОПГ помогали Анатолию Голомолзину заработать его первые деньги

Об определенной ангажированности Анатолия Голомолзина газеты писали не раз. Однако до недавнего времени светлое имя замруководителя ФАС полоскали, как правило, в контексте громких корпоративных скандалов. Поговаривали, что г-н Голомолзин якобы пользуется своим служебным положением, а именно возможностью возбуждать против того или иного предприятия дела о нарушении антимонопольного законодательства для ослабления позиций одной компании в интересах другой. Вообще-то такая «работа» — криминал в чистом виде, но криминал, так сказать, респектабельный, «беловоротничковый». В конце-то концов, речь идет «лишь» о том, чтобы немножко помочь одним бизнесменам стать более богатыми за счет других. Наверное, небескорыстно, но при этом никого не убивают и не насилуют.

Но начало карьеры высокого чиновника было не столь респектабельным. Анатолий Голомолзин помогал «братской бригаде» финансовыми консультациями.

Что такое «братская бригада», знает практически каждый, кто регулярно читает газеты и смотрит телевизор. Данная ОПГ занимала достаточно серьезные позиции на карте криминального мира России и на протяжении десяти лет занималась рэкетом и «крышеванием» в Иркутске, Питере и других российских городах. Предполагается, что они совершили около десятка знаковых убийств питерских «авторитетов». Впрочем, официально предъявить обвинение «братским» смогли только по одному эпизоду — убийству Павла Касаева, считавшегося одним из лидеров казанской ОПГ. Все остальные преступления рассматриваются лишь на уровне «оперативной информации». Сегодня лидер братской ОПГ Олег Маковоз (более известный как Маклауд) и костяк группировки сидят в тюрьме, но во времена, о которых пойдет речь ниже, «братские» только-только набирали силу и авторитет (во всех смыслах этого слова).

Где-то в первой половине 90-х «братская бригада» начала проникновение в иркутский бизнес. «Работали» по двум основным направлениям — рэкет и «крышевание» мелкого бизнеса и «оказание поддержки» бизнесу крупному. Одним из самых привлекательных активов в то время была компания «Иркутскэнерго», одна из немногих не вошедшая в систему РАО «ЕЭС России». Все сложности акционирования и приватизации тогдашней братве были чужды. Им требовался консультант, который смог бы просветить их относительно специфики энергетического бизнеса. Согласно «МК в Иркутске», именно таким консультантом и стал младший научный сотрудник Сибирского энергетического института им. Мелентьева Анатолий Голомолзин: «Криминал, активно рвущийся в бизнес, привлекал в качестве консультантов невостребованных ученых. Интересовало, где и какие денежные потоки, куда можно вклиниться и т.п. Не обошлось и без нашего младшего научного сотрудника. Действующие члены так называемой «братской бригады» в разговорах с журналистами спокойно называют имя своего уже столь авторитетного консультанта. Рассказывают, что стоили такие советы по 500 долларов, хотя сегодня такая сумма кажется смешной». Со временем Анатолий Голомолзин решает перебраться в столицу. Приехав в Москву, никому не известный младший научный сотрудник в одночасье становится советником председателя Государственного комитета по антимонопольной политике (позже МАП, сейчас ФАС).

По одной из версий, Анатолий Голомолзин был делегирован в Москву заказчиками его консультаций. Вот что пишет об этом «МК в Иркутске»: «С тех пор (имеется в виду — после начала сотрудничества с «братскими». — Ред.) судьба ученого А.Н. Голомолзина круто изменилась. Всего за один год он из институтской общаги перебрался в Москву, где успешно оформил на себя и ближайших родственников три столичные квартиры. В ценах тех лет — на 270 тысяч долларов. И карьера вдруг пошла в гору. Из провинции — сразу в советники председателя Государственного комитета по антимонопольной политике России. Видимо, появились у Анатолия Николаевича серьезные покровители, оценившие по достоинству его советы о том, как прибрать к рукам иркутскую энергетику».

По другой версии, Анатолий Николаевич просто отправился в столицу на заработки. Зачем консультировать о возможности заработать на приватизации, если это можно делать самому, — по всей видимости, совершенно резонно рассудил Голомолзин и пошел на работу в Государственный комитет по антимонопольной политике. Какими путями он попал на должность советника председателя комитета, можно только догадываться. Но место работы было выбрано абсолютно верно — в те годы ГАК и Госкомимущества были реальными центрами принятия решений о приватизации того или иного объекта.После переезда в Москву у г-на Голомолзина случился покупательский бум. Менее чем за год работы в антимонопольном ведомстве г-н Голомолзин приобретает (либо на себя, либо на близких родственников) три квартиры. Жена г-на Голомолзина в те годы работала скромным клерком в РАО «ЕЭС» (это сейчас ее доходы выросли невероятно — что ж, жене полезного чиновника и зарплату достойную), а зарплата самого Анатолия Николаевича была чисто номинальной. Никаких других доходов (по крайней мере официально зарегистрированных) у семьи Голомолзина в те годы не было. Россия знает и более выдающиеся примеры. Бывшие и действующие чиновники покупают себе коттеджи-дворцы на Рублевке и Лазурном Берегу, строят пятисотметровые пентхаусы в центре Москвы да мало ли что еще. Но вот чтобы так запросто за год на небольшой по сути должности «заработать» на три квартиры — это нужно иметь особый «талант». Недавно Анатолий Голомолзин собрал пресс-конференцию, на которой объявил, что России необходимо универсальное ведомство, которое будет заниматься всеми вопросами, связанными с работой отечественного крупного бизнеса. Этакий гибрид ФАС, Счетной палаты, УБЭП и других контрольных органов. Г-н Голомолзин намекнул, что не прочь возглавить гипотетическое суперминистерство. Можете себе представить, какие возможности откроются перед Анатолием Николаевичем в этом случае? С его-то способностями! Дух захватывает!