Кто кому дает?Чем вызван рост цен на ГСМ?

>

В марте выросли предельные розничные цены на дизтопливо и бензин Аи-80 и Аи-92. Известно, что с начала года цены выросли и на коммунальные услуги, на перевозки железнодорожным и общественным транспортом. Теперь настала очередь ГСМ. На очередной рост цены нефтепродуктов повлияло несколько факторов. О них и пойдет речь.

Высокие затраты
Министр нефти и газа Сауат МЫНБАЕВ уверял, что в Казахстане цены на бензин в марте 2013 года останутся прежними, но может произойти изменение цен на дизельное топливо. В марте были установлены предельные розничные цены на дизтопливо и бензин Аи-80 и Аи-92 согласно приказу председателя Агентства РК по регулированию естественных монополий (АРЕМ) РК от 6 марта 2013 года.
Определены следующие показатели: дизельное топливо должно стоить не дороже 102 тенге за 1 литр, что выше предыдущей цены на 8,5%. Бензин марок Аи-80 и Аи-92 – не дороже 89 тенге и 110 тенге за 1 литр соответственно. Приказ председателя АРЕМ согласован с МНГ, а также с Министерством экономического развития и торговли респуб­лики.
Для контроля над ценами участники рынка установили и предельные нормативы для оптовых поставщиков. Причина – резкий дисбаланс цен с соседней Россией. Из-за того, что дизтопливо выгоднее продавать в РФ, в Казахстане может возникнуть его дефицит.
Отметим, что последний раз предельные цены на розничную реализацию дизтоплива изменялись в октябре прошлого года. С 3 октября по 1 марта 2013 года розничная цена на летнее и межсезонное дизтопливо составляла 94 тенге с учетом НДС.
Основными факторами, которые, по мнению казахстанского экономиста Сергея СМИРНОВА, оказывают влияние на изменение цен на ГСМ, являются котировки нефти на мировом рынке, курс доллара, дефицит нефтепродуктов собственного производства, непрозрачность топливного рынка, высокие затраты на переработку сырья на НПЗ.
По оценкам экспертов, стоимость переработки нефти в РК вдвое превышает эти затраты, чем в развитых странах, и увеличивает себестоимость выпускаемой продукции.
Теперь еще высокая доля зависимости ­отечественных НПЗ от российской нефти в последние месяцы начала создавать проблемы в виде роста цен на нефть на мировых рынках. Из-за высокой цены на мировых рынках Павлодарский нефтехимический завод (ПНХЗ) с апреля 2012 года был вынужден закупать российскую нефть по высокой цене (до $117 за баррель), в итоге выросла себестоимость продуктов. При этом розничная цена на ГСМ регулируется Антимонопольным комитетом, и поэтому эту цену владельцы АЗС выше не поднимут, как и закупочные оптовые цены.
Как ни странно, но казахстанская нефть оказалась дороже российской. Генеральный директор АО «ПНХЗ» Шухрат ДАНБАЙ признал абсурдность этой ситуации и заявил: «Нефтяные компании, которые отправляют сырье на экспорт, платят налоги, дружат с государством, получают определенную маржу. Но приходят люди и говорят: поворачивай на Павлодар и отдавай свой ресурс. Потом начинаются мучительные подсчеты. Прийти к общему знаменателю бывает очень сложно. В итоге оказывается, что казахстанское сырье – тоже недешевый продукт. Компании хотят его продавать по экспортной цене. Никакого механизма воздействия на это ни у нас, ни у министерства нет. В 2012 году ПНХЗ вынужден был закупать казахстанскую нефть по цене $500–560 за тонну, при том, что российская смесь поступала по цене $350 за тонну».
В результате с августа 2012 года завод работал в убыток примерно в 20% – к примеру, в сентябре прошлого года были получены убытки в сумме 2,5 млрд. тенге.
Неотрегулированные
цены
Еще одним фактором, влияющим на ценообразование на топливном рынке, Сергей Смирнов называет разработанную министерством формулу для расчета предельных для розницы цен на нефтепродукты. «Эта формула, как утверждают участники совещания, проведенного АО «Центр развития и защиты конкурентной политики», должным образом не используется АРЕМ и фактически не работает», – говорит аналитик.
С. Смирнов пояснил, что цены на ГСМ в Казахстане формирует не только и не столько Россия, от которой мы зависим по поставкам высокооктанового бензина, сколько местные поставщики нефти на НПЗ, диктующие рынку свою ценовую политику. НПЗ не отпускают топливо напрямую розничным реализаторам, поскольку собственниками, а, соответственно, и продавцами нефтепродуктов, являются ресурсодержатели нефти и нефтепродуктов – то есть крупные оптовики, которые получают прибыль, нередко превышающую в процентном отношении розницу. Этому способствует не только принадлежность к крупным компаниям, но и монопольное положение на рынке.
Вместе с тем при существующем механизме регулирования розничных цен в Казахстане отсутствует закон, регулирующий оптовые цены на ГСМ. Напомним, что введение такого механизма не раз выносили на обсуждение владельцы АЗС. Еще в сентябре 2012 года члены «Казахстанской топливной ассоциации» решили обратиться в правительство и МНГ по вопросу введения механизма предельных цен на нефтепродукты на оптовом рынке наряду с розничными. Только сейчас установили предельные оптовые цены, которые, как и розничные, ожидает рост.
Пока же разница между оптом и розницей составляет 17% – при учете оптовиками рекомендаций МНГ. Со своей стороны Министерство рекомендует поставщикам отпус­кать ГСМ по ценам, не превышающим 83% от установленного предельного уровня цен для розничных продавцов.
Стимулы роста цен
Необходимость повышения цен на ГСМ заместитель председателя АРЕМ Анатолий ШКАРУПА объясняет тем, что на территории стран-участниц Таможенного союза цена составляет около 141 тенге, тогда как на внут­реннем рынке Казахстана предельная цена за литр значительно ниже. Чтобы предотвратить вывоз дизтоплива за пределы республики, МНГ был произведен пересчет стоимости летнего и межсезонного дизтоплива для потребителей.
Сергей Смирнов считает, что равнение на Россию приведет к повышению цен на бензин и к инфляции, а предпосылок для их стабилизации нет, поэтому этой весной не исключена возможность дефицита бензина.
«У нас разная структура ценообразования и налоги. У нас НДС 12 %, в России – 18%. Плюс они с этого года повысили акциз. Поэтому у них другое ценообразование. И подгонка нашего ценообразования к российскому однозначно ничего хорошего не даст. Надо выравнивать сам механизм ценообразования с Россией и со странами союза. Иначе мы так вечно будем бежать, догонять другие страны», – дал свои комментарии эксперт.
Кроме этого, Сергей Смирнов отметил и такие недостатки: «Вместо того чтобы решать проблемы нефтепереработки внутри страны, мы сваливаем это на Россию, потому что там цены выше. А собственные проблемы нефтепереработки не решаются. Здесь и запоздавшая программа модернизации нефтеперерабатывающих заводов (НПЗ), которую обещают завершить лишь к 2016 году, что гарантирует сохранение дефицита топлива. Здесь и действующий закон «О госрегулировании производства и оборота нефтепродуктов», жестко регулирующий только конечный сегмент топ­ливной цепочки – розничный рынок».
Потраченные миллиарды долларов на модернизацию Атырауского НПЗ результата не дали. Куда деньги закопали? Сейчас опять говорят о $6 млрд., но даже технико-экономическое обоснование не разработано, а цены уже на модернизацию растут! Хотя за 4–5 миллиардов можно построить новый завод, за 2–3 года. «Получается, мы опять же модернизируем-модернизируем, а результатов не видим на топливном рынке. Чем дольше модернизируем, тем глубже загоняем эту проблему», – сказал Смирнов.
Экономист пояснил, что существующий на внутреннем рынке дефицит – до 40% – высокооктанового бензина закрывается импортными поставками, преимущественно из России. Прогнозируется, что в 2013 году цены на бензин в России могут вырасти на 2,4–4 руб­ля за литр. Данное повышение объясняется повышением топливных акцизов и запретом на реализацию бензина ниже «Евро-3».
Российские аналитики полагают, что этот запрет приведет к образованию дефицита в 600–800 тыс. тонн и, соответственно, к росту цен, поскольку некоторые компании не успевают завершить модернизацию НПЗ.
Как показали события прошедшей осени, отметил Сергей Смирнов, утверждение Национальной компании «КазМунайГаз» о преодолении проблемы дефицита нефтепродуктов, исключении цепочки посредников и обеспечении нефтебаз и АЗС Казахстана регулярно пополняемым запасом нефтепродуктов» не соответствуют действительности. Примером этого может служить ситуация с ТОО «Гелиос», которому по состоянию на 18 января текущего года, по информации экономиста, отгружено 10 тыс. тонн дизтоплива из 24 тыс. тонн, распределенных по декабрьскому графику, а к выполнению январского графика еще даже не приступали.
Если реально модернизировать все ­отечественные НПЗ, то цена на ГСМ должна снизиться примерно на 20–30%, а если понизить аппетиты оптовых продавцов, то еще не менее чем на 5%. Однако интеграция в Таможенный союз стимулирует только рост цен на нефтепродукты, а не их понижение. Хотя надо признать, что в России и рабочая сила дороже, поэтому в любом случае цены северного соседа на ГСМ будут немного выше, но не на 20–30%, как сейчас. Впрочем, даже при нынешней ситуации нефтепродукты все равно должны стоить дешевле не менее чем на 10%, но, опять же, если повсеместно растут цены, то стоимость дизтоплива с бензином тоже будет еще повышаться.

Павел ШУЛЬЦ

 

Трибуна:Ашық Алаң Республиканская общественно-политическая газета