Набор возможностей

"dubnov2"Российский президент усомнился в перспективах парламентской республики в Киргизии


Можно себе представить, с каким облегчением, сменившим напряженное ожидание, встретила вечером в воскресенье закрытие избирательных участков всенародного референдума в Киргизии глава временного правительства страны Роза Отунбаева. Только этим можно объяснить беспрецедентность шага, который она себе позволила в качестве государственного лидера: не дождавшись официального заявления председателя ЦИК страны, сразу после завершения голосования г-жа Отунбаева признала состоявшимся референдум по принятию новой конституции Киргизии. Редко упомнишь подобное в мировой практике. Но уж, видимо, такой момент наступил в небольшой истории современной киргизской государственности, что оттягивать вынесение «приговора» ее вчерашнему прошлому было уже нельзя. «Народ поставил жирную точку на эпохе авторитарного семейного правления двух прежних режимов Акаевых и Бакиевых, -- не без пафоса заявила Роза Отунбаева. -- Мы одержали важнейшую победу на пути к установлению в нашей стране подлинного народовластия».


Разумеется, в такой ситуации наблюдателям от ОБСЕ в Киргизии оставалось только сообщить, что референдум можно считать состоявшимся. Глава миссии БДИПЧ ОБСЕ Борис Фрлец заявил, что временное правительство сделало все возможное, чтобы референдум был честным, и отметил высокую явку избирателей. Отметил он и другое: часть беженцев на юге не смогла проголосовать, этому способствовала «атмосфера страха и запугивания», «задержание лидеров узбекской диаспоры». Позитивную оценку миссии БДИПЧ ОБСЕ получил плюрализм мнений в СМИ, при том что на государственном телеканале в основном звучали мнения за парламентскую республику.


Действительно, плюрализма мнений в Киргизии сейчас хоть отбавляй. К примеру, бывший еще пару недель назад главой УВД южной столицы страны генерал милиции и лидер партии «Ата-Журт» Омурбек Суваналиев утверждает, что результаты референдума сфальсифицированы. «Такого в истории Киргизстана еще не было, люди голосовали где хотели и как хотели», -- жалуется генерал. Что правда, то правда: не было и такого, и многого другого. Было ли где-нибудь такое, чтобы отменяли на один день, для голосования, комендантский час, а потом тут же его снова вводили. Да еще по просьбе самих граждан. Удивишься, что в такой ситуации люди шли на избирательные участки как на праздник. И не удивишься высокой явке и очередям желающих проголосовать.


Вот только за конституцию ли? Да кто ее читал в эти страшные для Киргизии июньские дни? Внимательным наблюдателем на киргизском референдуме оказался глава российского ЦИК Владимир Чуров. По его словам, несмотря на то что временное правительство сообщало о многомиллионных тиражах предлагаемого варианта конституции, наблюдатели из России не держали в руках ни одного варианта основного закона на узбекском языке и было очень мало проектов на киргизском. «Я сделал вывод, что многие граждане голосовали в итоге не за текст конституции, а за стабильное будущее», -- сделал вывод г-н Чуров.


Согласна с ним и киргизский политолог Эльмира Ногойбаева. «В реальности люди поддержали даже не новую конституцию и не Розу Отунбаеву (одним из итогов референдума стало ее утверждение президентом Киргизии на переходный период до 31 декабря 2011 года. -- Ред.), а именно государство, каким бы оно зыбким сегодня ни было», -- заметила вчера г-жа Ногойбаева. По ее словам, суть самой конституции, ее содержание и дискуссии по наиболее важным статьям отошли на второй план. «Люди приходили голосовать за стабильность, так как не хотят больше человеческих жертв и беспорядков», -- считает и киргизский омбудсмен Турсунбек Акун.


На фоне этих очевидных выводов несколько неловкими выглядят заверения политиков, будто «референдум показал, что народ способен решать сложные политические задачи путем голосования». К тому же если эти заявления делались спустя несколько дней после того, как совсем по-другому «решались» политические задачи на юге страны. Эти слова принадлежат «отцу» нынешней конституционной реформы Киргизии первому вице-премьеру Омурбеку Текебаеву, заявившему вчера, что «народ возлагает большие надежды на новую политическую систему». Да на что ж ему еще в нынешней ситуации надежду-то возлагать?


К примеру, президент России Дмитрий Медведев скептически относится к идее парламентской республики в Киргизии, оговорившись, что это внутреннее дело этой страны. Из далекого канадского Торонто он разглядел, что «там даже сейчас власти не хватает порядок навести, легитимность власти низка, ее поддержка создает большие вопросы». «Я не очень представляю, -- заметил г-н Медведев, -- как будет модель парламентской республики работать». Хотя за пару дней до этого президент России говорил, что с надеждой ожидает от референдума легитимизации нынешней власти в Киргизии. В Торонто российский президент подчеркнул также, что «мы не можем оставаться безучастными, потому что Киргизия -- это наша близкая страна, стратегический партнер и страна, у которой сейчас очень много проблем».


Между тем в Киргизии уже две недели ждут от Москвы и Астаны обещанных от имени ОДКБ военных вертолетов, бронемашин, полицейского снаряжения и спецсредств для подавления беспорядков. Как выяснилось, несмотря на разговоры о союзнической помощи, ни одна единица техники так и не поступила еще в Киргизию, все еще идут какие-то согласования в российских ведомствах. А ведь впереди у киргизской власти нелегкие дни, в августе в стране начнут отмечать 40-дневный траур по сотням жертв трагических событий на юге, и не исключено, что потребуются решительные действия для "тушения" беспорядков.


Российское руководство не сочло возможным удовлетворить озвученную 12 июня просьбу временного правительства о введении «третьих сил» для наведения порядка на юге Киргизии, предложив властям справиться собственными силами. Не отреагировала Москва и на просьбу Бишкека направить российских военных для охраны стратегических объектов в Киргизии: водохранилищ, ГЭС и т.п. Понятно, что в этих условиях киргизским властям не слишком приятно услышать слова российского президента, сказанные им в Торонто, про «целый набор возможностей, включая самые неприятные возможности вплоть до распада государства». И совет: для «предотвращения подобного сценария требуется сильная, хорошо организованная власть, учитывающая исторические реалии и волю народа». «Посмотрим, что из этого получится», -- заключил президент Медведев.


Скоро в Москву вернется из Киргизии временная оперативная рабочая группа ОДКБ во главе с генсеком организации Николаем Бордюжей, прибывшая туда неделю назад. Она представит «оценку военно-политической ситуации» в Киргизии. В Бишкеке, похоже, пути группы пересеклись с оценочной миссией полицейских сил ОБСЕ, которые готовятся к вводу в Киргизию. Эти силы будут безоружными, тем не менее они станут охранять беженцев от дальнейших нападений. Утверждают, что генерал Бордюжа был этим недоволен: зачем, мол, Киргизии полицейские ОБСЕ?


Аркадий ДУБНОВ
Время.Ру